Поделись:
Подпишись:

Подпишись и будь в курсе всех походоновостей!

Ваша Е-почта:

*Обещаем никому не предоставлять адрес вашей почты и не спамить
**Вы сможете отписаться в любой момент

За что я люблю и ненавижу горы

за что люблю горыАвтор: Оксана Данилюк

Пока светит солнце, решаю рискнуть помыться в озере.  И зря.  Вода ледяная, снег не тает в ней. Намыливаюсь – и солнце садится! Моментально становится холодно. Пытаюсь смыть с себя мыло, а оно не смывается ледниковой водой! Подстава!..

Стоим на Курсантских ночевках.   Перед нами горное озеро в форме сердца, а где-то над нами на контрфорсе Северного гребня вершины Дых-Тау, на Грузинском маршруте, висит связка погибших альпинистов.  Мы их не видим, но знаем, что они там. Их уже месяц не могут снять из-за частых камнепадов.  После узнаю, что их сняли только через год. А где-то их дети и жены…

Выход в три часа утра. Твою ж мать…

Овсянка! Овсянка? О, овсянка… А что завтра на завтрак? Бинго! – тоже, б…ять, овсянка!

Сегодня на обед два сухарика и козинаки. Овсянка-овсянка-овсяночка! Где же ты!?

обед

Холодно… Палатка во льду. А на Украине сенокос…

Ужасно хочу в туалет. Пытаюсь расстегнуть пуговицу своих штанов. И не могу: пальцы замерзли и перестали слушаться. Мамочка, я хочу домой.

Хочу позвонить или хотя бы отправить смс. Фиг вам. Взбираюсь на камень и подбрасываю телефон, пытаясь найти связь. Никакого эффекта. Только рация, детка, только рация.

Я знаю, где рай! Он в бане на базовом лагере!

река

Снимаю солнцезащитные очки. Кожа вокруг глаз белая, а по контору очков –  цвета свеклы, вся обветренная, на нос лучше вообще не смотреть. Не показывайте больше мне зеркало!!!

Перевал Рыжее седло? Да черта с два! Мы спускаемся по кулуару, слыша свист пролетающих мимо камней. Один раненый. Надо сматываться. Срочно!

Девять часов спуска. Колени ужасно болят и я не чувствую больших пальцев на ногах. Все, я больше никогда и  ни за что не буду спускаться! Даже с первого этажа. Только лифты. И точка.

вверх

Мы на вершине. Я немею от восторга. Я могу обнять весь мир!!!

Кладбище погибших альпинистов. Домбай. Большинство похороненных здесь – молодые люди до тридцати лет. Но вот могила одной женщины, которой было за семьдесят. Она не альпинист и не турист. Она ходила по горам совершенно одна около тридцати лет в поисках своего без вести пропавшего мужа.

Стою на пятисантиметровом выступе, подо мной отвесная стена. Высокая. Очень. Левой рукой придерживаюсь за мизерную зацепку, правой пытаюсь вытащить морковку со скалы. Уже тридцать минут. Ну почему же мне никто не сказал, что «морковку» не надо доставать, что это просто невозможно!?

Минут двадцать хожу босыми ногами по снегу и не чувствую холода.  Кажется, у меня на ступнях ожоги. Не надо было вчера мазать ноги согревающей мазью!

охлаждаем ноги!

Меньше пяти секунд у меня уходит на то, чтобы поднести ложку каши ко рту. И за это время к МОЕЙ овсянке прилипает от пяти до семи мошек. Примерно по две штуки за секунду.  Приятного аппетита!

Архары – какие гордые и прекрасные животные. Прям язык не поворачивается назвать их козлами. Но живут они отдельно от своих козочек, присоединяясь к ним только на период спаривания. Все-таки козлы есть козлы, как их не называй…

архар

Крайняя и самая сложная вершина за поход, так сказать, последний бой… Все сильно измотаны и уставшие. И тут инструктор достает из своего рюкзака…ананас! Нет, вы шутите!? Самый настоящий ананас и бутылку шампанского!!! А где же хрустальные бокалы?

Дневка на Австрийских ночевках. Лениво замечаем, что куда-то пропал парень из группы. Искали его весь день. Вечером он сам явился с рукой по локоть в крови и почти оторванным пальцем. Попал под камнепад. Сережа, ты что же это, по грибы решил сходить? Так сейчас не сезон, мать твою!

Меняю три смоктульки на одну конфету «Шалена бджілка»! И в горы уже пробрались рыночные отношения…

В походе слово «погода» для нас табу. Чтоб не дай Боже не сглазить. Тьфу-тьфу-тьфу!

Дистиллированная ледниковая вода очень полезна для вашего здоровья! Она структурированная и выводить из организма соли! На пятый день отсутствия родниковой воды это самовнушение уже не действует. Верните мне мои соли! Дайте наконец-то нормальной воды!

Ночлег на леднике. Второй час танцуем вокруг примуса с котелком шаманские танцы, чтобы вода побыстрее закипела. Ужасно хочется кушать. Нет, кушать хотелось час назад. Сейчас уже хочется жрать. Брутально, но правда.

вдоль трещины

С элементами лазанья поднимаемся по крутому скальному подъему.  Тяжело, но мы втайне гордимся собой, считая себя сильными и выносливыми, даже бесстрашными. Вдруг нас обгоняет стая горных коз. Легко так обгоняет, беззаботно. Обидно даже как-то…

Идем по сосновому лесу. Ну как идем, скорее лезем-ползем-перелазим. Не знаю, что уж здесь произошло, но буквально каждое третье дерево вырвано с корнями. А это были огромные деревья! И если мне еще хоть разок кто-то скажет, что в нашей жизни «все через сосну», или на вопрос «как к тебе пробраться» ответит «через сосну», то я ему голову оторву! В прямом смысле слова.

красота

При срыве – зарубись сам и заруби товарища. Главное - не переносить это правило на случаи нервных срывов. А то как-то криминалом попахивает…

Так случилось, что я живу в палатке с одним парнем. День первый: «Миша, выйди, пожалуйста, я переодеваюсь». День второй: «Отвернись, пожалуйста, я переодеваюсь». День третий: «Закрой глаза, пожалуйста, я переодеваюсь». День пятый: «Можешь не отворачиваться, я все равно в лифчике». Настораживает то, что поход длится девять дней.

Горные озера бывают мелкими, бывают глубокими; бывают бездонными, а бывают с двойным дном. Словом, все, как у людей…

Снова над уровнем облаков. Здесь никого и ничего нет. Не бога, не беса, только облака.  А в детстве я думала, что тучи – это кисель или вата.

облака

Радуга в горах – явление необычайно красивое и романтическое. Она задевает в душе невидимые струны, и ты снова становишься ребенком, снова веришь в сказки. «Дифракция… или дисперсия?», - слышу хмурый неуверенный голос. Птьху ты! А я тут о романтике…